Наша реклама

Национальная медицинская страховая компания объявляет о 50% снижении стоимости страхового полиса!

Банковские карты выгодны
Energbank предлагает компаниям современный способ расчетов

«Spicul de aur» - «Золотой бренд» России
Какой бренд считают «золотым» в Молдове?

«Команда Ша», но все смеются 
Им по зубам и капризные, и своенравные, и замкнутые, и агрессивные клиенты

АО «Флоаря Соарелуй» реинвестирует прибыль в укрепление сырьевой базы и модернизацию производства

Безупречный имидж - как составляющая успеха…

Займы на вырост
малым предприятиям от FinComBank-a

Next Step
следующий шаг, который студент должен сделать по окончанию университета

Этикетка — брэнд или дизайн?

«Тодикамп» - лекарство отечественного происхождения

Она из водок – Ее Величество!
В компании продукции под ТМ «Spicul de Aur» даже очень серьезные господа начинают говорить стихами

Чингиз Абдуллаев: «Вместо того, чтобы отталкивать нас, россиянам надо менять свои взгляды и отношение к народам бывших союзных республик»

2008-07-18





Автор серии политических детективов о знаменитом разведчике Дронго Чингиз Абдуллаев сегодня по праву считается одним из самых читаемых не только в странах бывшего СССР, но и за рубежом. Его книги переведены на 17 языков мира. Они издавались в США, Норвегии, Швеции, Израиле, Франции, Румынии общим тиражом 20 миллионов экземпляров.

Чингиз Абдуллаев имеет три высших образования. Знает несколько иностранных языков. Занимался боксом, прекрасно владеет различными видами оружия, мастер спорта по стрельбе. По линии Министерства обороны выполнял задания за рубежом, возглавлял спецотдел особого назначения. Работал в Бельгии, Германии, Польше, Румынии, Анголе, Афганистане. Майор в отставке, имеет ряд правительственных наград. Доктор юридических наук. С 1989 года - совмещает писательский труд с должностью секретаря Союза писателей Азербайджана.

Встреча участника международного проекта Клуба «IQ» - корреспондента казахстанского издания «Экспресс К» с Чингизом Абдуллаевым состоялась накануне похорон Чингиза Айтматова. Предстоящее печальное событие стало темой первого вопроса к мэтру.

- Мы глубоко скорбим. Ушел выдающийся писатель. Он был гордостью не только Киргизии, но, смею заявить, и Казахстана, и Азербайджана, всего  постсоветского пространства. Такие писатели, как Чингиз Айтматов принадлежат миру. На каком бы языке они не писали и к какой бы литературе не принадлежали, они наднациональны. Слово «манкурт» вошло в языки всех народов мира.

В нем были две эти ипостаси: человека и писателя. Такое редко встретишь. Он сумел прожить достойную жизнь, с честью выдержал испытания огнем, водой и медными трубами. Несмотря на всевозможные премии и руководящие посты, он до конца своих дней оставался Человеком. И никогда не отказывался от писательского кредо, которому посвятил себя: поиск правды,  истины.    

 - Кто из современных писателей мог бы занять в литературе место Чингиза Айтамтова?

- Хотя и говорят, что незаменимых нет, но писателя такого уровня, как Чингиз Айтматов, боюсь, не будет. Он уникален.

Путь его становления был нелегким: отца расстреляли, вместе с матерью и братом ему пришлось жить у путевых обходчиков. Он многое повидал в жизни.

Киргиз Айтматов писал на русском языке. Он относится к тому поколению писателей, которые появились в стране, объединявшей не только 15 республик, а почти полмира. Распался СССР, распалась связь времен. 

Возможно, сейчас появится кто-то лучше, но такого, как Чингиз Айтматов, уже не будет.

- Почти во всех ваших книгах встречается утверждение о том, что «предают только свои». У вас даже есть повесть с таким названием… Эти слова навевают пессимизм. Выходит, никому нельзя верить?

- Эта не мои слова. Так с древности говорили французы. К сожалению, логика рассуждений такова, что больно могут сделать только близкие люди. Чужой человек не может предать, при всем своем желании. Ведь для вас не важно, что может думать о вас незнакомый, проходящий мимо человек. А то, что думает близкий друг или близкий человек, имеет большое значение.

Предают только свои - не означает, что не доверяйте никому. Это означает, что больно могут сделать только близкие люди.

- А вас предавали?

- К счастью, нет. У меня широкий круг читателей - 23 миллиона человек, но я не впускаю в свой близкий круг людей, которые могут меня предать. В этом отношении я достиг  равновесия, нирваны.

Предать могут очень близкие люди. И в этом плане мне повезло, меня не предавали ни моя жена, ни мои друзья, ни дети. Я старался никого не предавать, и меня никто не предавал.

- Тематика ваших повестей всегда актуальна. Сюжеты ищете?

 - Писатель должен чувствовать темы. Он должен их увидеть и почувствовать  злободневность. Не могу сказать, что ищу какую-то тему.

- Ваши книги посвящены распаду СССР.

- Я горжусь, что в 1993 году сказал фразу, которые до сих пор многие повторяют, в том числе Владимир Путин:  «Кто не жалеет о распаде СССР, у того нет сердца, а кто мечтает восстановить СССР, у того нет головы». Я считал, и буду считать еще долгое время, что распад Союза – огромная трагедия для миллионов людей. Мне в ответ говорят: «Ничего, зато получили независимость». Но я не совсем с этим согласен.

Я - писатель и, вроде, должен радоваться независимости Азербайджана, но независимость, построенная на крови, когда мы потеряли столько людей, тысячи погибших, когда были сожжены города, и миллион человек лишился крова, когда страна потеряла 20 процентов территории, то…

Мне говорят, что это плата за независимость. Тогда я спрашиваю, а почему Казахстан, который по территории во много раз больше Азербайджана, не заплатил такую цену. И я рад, что другие страны смогли пойти по другому пути. Это первое.

Второе. Я уверен, что европейская интеграция – это насущный процесс. И дело здесь не в глобализации, которую все так ругают. Дело в том, что границы сегодня стираются. А с распадом Союза они возникли.

Опыт СССР был не так плох. Ведь было много хорошего. И то, что с водой выбросили и ребенка, вызывает очень большие сожаления. Вот об этом мои книги.  

- О чем сожаление?

- В период распада государств люди теряют себя.

- Каждая ваша книга связана с определенной ситуацией в истории формирования новых постсоветских государств..

- Мой герой Дронго действует на грани существования республик. Может, как раз это и привлекает читателей к моим книгам.

Больше всего мои книги читают в России, Казахстане, Украине, а издают, как ни странно, в Прибалтике и Скандинавии. Может быть, эти государства острее остальных переживают  чувство одиночества, ведь там самой большой процент самоубийств.

Я продолжаю настаивать, что распад СССР стал чрезвычайно сильной встряской устоявшегося образа жизни, она ударила по людям, которые пострадали.

- Президент Казахстана выступил с идеей создания Единой Центральной Азии. Президенты Узбекистана и Туркмении ее не поддержали.

 - Ваш президент умный человек и политик. Это подтверждают его линия поведения в  последние годы и то, как он смог провести Казахстан через все потрясения. А эта его идея с переносом столицы!? Я не гражданин Казахстана, и могу говорить любые хорошие слова в адрес Нурсултана Назарбаева, не опасаясь быть заподозренным в фарисействе.

Меня радует, что у Казахстана такой лидер, который смог вывести страну на хороший уровень развития.

Я исследовал события августа 1991 года и выяснил, что тогда Михаил Горбачев был готов назначить Нурсултана Назарбаева премьер-министром. То есть сделать представителя одной из мусульманских республик главой правительства, чтобы стабилизировать ситуацию. Но не успел…

А его идея Евразийства интересна. Я лишь приветствую стремление объединить  Центральную Азию, потому что нас связывает больше, чем разъединяет. Мы еще много лет будем еще вспоминать о той империи, которая  ушла в небытие.

- У вас немало сюжетов о покушении на президентов. Например, России, Грузии… Кстати, и в Казахстане были загадочные смерти некоторых политиков. Это почти готовые сценарии для ваших политических детективов.

- Я всегда изучаю все, что происходит в соседних республиках, к тому же много путешествую. Но я всегда исхожу из принципа: «Не навреди!».

В каждой республике бывшего СССР можно найти тему для политического детектива. А у погибших людей есть жены и родные. И меня возмущает, когда события переносятся на печатные страницы без попыток разобраться, не совсем точно, пока не вынесен судебный или прокурорский вердикт. Сам я судьей быть не берусь. Я могу описать свои  предположения, либо использовать тему, но писать о конкретном трагически погибшем человеке не совсем этично.

-  В одном из своих последних романов, Вы достаточно резко охарактеризовали президента Грузии Михаила Саакашвили, назвав его неистовым шовинистом…

- Ну, это другое дело. Он публичный человек, политик. А тот, кто идет в политику, должен быть готов к тому, что его станут обсуждать, высказывать в его адрес не всегда лицеприятную критику, а иначе - сиди дома.

Политик должен осознавать, что и после гибели или смерти, его ждет публичное обсуждение. Он всегда будет под прицелом камер.

А вот Ельцин, Горбачев были «моими» президентами. И я о них писал достаточно критично.

- Какой была реакция Михаила Саакашвили на ваши слова?

- Я высказал свою точку зрения.

-  Как–то вы заметили, что в республиках Средней Азии установлено почти пожизненное правление нынешних лидеров. Так это плохо или хорошо?

- С точки зрения западной демократии, это, безусловно, нарушение демократических норм.  А с точки зрения людей, которые живут, например, в Казахстане, это - нормально. Им хочется жить без потрясений.

Понимаю и европейско–американскую точку зрения и позицию людей, живущих по своим традициям, обычаям, со сложившимся менталитетом, устоявшемся бытом. Не стану утверждать, что было бы хорошо, если бы каждые восемь лет в азиатских странах сменялся президент.

Ныне покойный лидер Азербайджана Гейдар Алиев доказал, что мудрый человек и политик может восстановить в государстве мир и сделать ее процветающий. Да и кто может судить, что лучше, а что хуже. И стоит ли навязывать европейскую модель нашим республикам?

Вот в Азербайджане сын сменил отца на посту президента, но и в Америке Буша старшего в Белом доме сменил Буш младший. Но в обоих случаях были свои условиях и свои причины. Здесь сработал азербайджанский  менталитет и с ним надо считаться.

Со временем, может быть, в Казахстане Дарига Назарбаева сменит в президентском кресле своего отца. И это будет не только выбор президента, но и вашего народа.

Люди хотят стабильности и  определенности. В условиях перехода от социализма к капитализму, когда все было ничьим и стало чьим-то, трудно было удержаться от воровства. И авторитет лидера очень многое значит.

Я писал, что назвать демократическими республики Центральной Азии и Кавказа трудно, но это в том случае, если подходить с американо-европейской точки зрения. Люди, живущие в этих республиках, думают иначе.

- Вас наверняка упрекали в склонности к двойным стандартам.

- Нет, это не двойные стандарты. В выборе лидера определяющую роль играют менталитет того или иного народа, традиции, характер. Навязывание чужих моделей ни к чему хорошему не приводило.

Каждый народ прорабатывает предлагаемые модели и лишь затем, либо принимает их либо нет. В случае каждого государства можно найти свои недостатки. Но это   своеобразный путь развития республик, и я не стал бы их осуждать.

- В Азербайджане президентом страны может стать женщина – супруга нынешнего главы государства Ильхама Алиева?

- Это было бы прекрасно. Ничего плохого в этом не вижу. Почему жена Била Клинтона – Хилари может баллотироваться, а жена Ильхама Алиева – нет?

- Но Хилари Клинтон выбыла из президентской гонки.

 - Просто избирательный штаб Барака Обамы сработал лучше. А в Аргентине, например, жена президента стала во главе государства. И на Филиппинах президент - женщина.

В президентских перспективах Мехрибан Алиевой нет ничего необычного. Она умна,  приобрела большой опыт политической жизни у тестя, мужа, отца. Госпожа Алиева  депутат Верховного совета и активно занимается благотворительной деятельностью. Без  лицемерия убежден, что Мехрибан Алиева - хороший кандидат на управление государством.

- Все же речь идет о мусульманских странах.

- Нельзя навязывать какие-то стандарты странам, которые идут своим путем.

Прекрасно, что в мусульманской стране президентом станет женщина. В этом противоречий нет.

Кроме того, Азербайджан всегда был прогрессивным государством. В Европе четыре мусульманских страны – Турция, Албания, Босния и Герцеговина и Азербайджан. Но    первый балет на мусульманском востоке появился у нас. И первая опера и первый кинематограф. Азербайджан был первый демократической республикой, и первые выборы с участием женщин тоже прошли у нас…

- Ильхам Алиев не раз заявлял, что будущее всех энергетических проектов на Кавказе зависит от стабильности в регионе. Речь идет о Нагорном Карабахе. Когда, на ваш взгляд, разрешится эта проблема?

- Боюсь, что не скоро. Это сложный процесс. Процесс интеграции – это процесс доверия. В данном случае, армянского и азербайджанского народов. Я на этот счет - осторожный оптимист.

Проблема Нагорного Карабаха разрешится постепенно. Есть два пути: военный и мирный. Военный исключен. Он не обойдется без кровопролития, которое может перерасти в региональную войну с привлечением основных международных игроков, а это никому не нужно - ни России, ни Ирану, ни Турции.

Возможно только мирное решение. И международное сообщество не признает отделение такой большой территории, как Нагорный Карабах, от Азербайджана. Это практически невозможно. Тому множество причин – политических, исторических, лингвистических.

Я думаю, что единственный путь -  надо воспитывать в себе уважение друг к другу, восстанавливать доверие и делать шаги навстречу. Это очень сложный и долгий процесс.

- Еще одна проблема Кавказа – Абхазия, Осетия и Грузия. Грузинские коллеги видят причину этих конфликтов в том, что Россия до сих пор не может освободиться от имперских настроений, которые способны погубить и самих россиян, если они не откажутся от них.

- Возможно, причина еще и в уязвленном самолюбии, ведь СССР был огромной империей.

Имперские настроения по отношению к другим народам бывшего Союза действительно могут погубить Россию. Она уже была на грани распада после развала СССР, и эта опасность не исключена окончательно. Кроме того, в России продолжают сохраняться демографические проблемы. По расчетам специалистов, через 20–30 лет на территории вне национальных федеративных республик и регионов, останется 80 миллионов человек. Это значит, что нынешнюю территорию россиянам удержать не удастся. 

Возможно, справиться с проблемой поможет миграция из постсоветских республик,  у которых за годы существования СССР сложился общий менталитет. В противном случае, это место займут арабы, китайцы, японцы, другие носители иных культур и традиций. Вместо того, чтобы отталкивать нас, россиянам надо менять свои взгляды и отношение к народам бывших союзных республик.

- Спасибо за интервью! Успехов и новых романов!

Кульпаш Конырова

Астана - Баку - Астана




Enteh.com зерновой спирт, водка, крупа, пшеница
energbank
Читайте в номере
Тема номера Законодательное собрание Большая политика Исполнительная власть Муниципальный вопрос Экономика должна быть Клуб IQ Болевая точка Страна и регионы Третий сектор
    Исследователь Детектив по субботам
    Архив выпусков

    © 2007, Analytique Неделя. При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Analytique Неделя» обязательна.
    Developed by Mandarin Stutio

    Адрес редакции: MD2001, Кишинев, ул. 31 Августа 1989 г., 85 Телефон редакции.: (+373 22) 22 19 20, 22 12 83, факс: (+373 22) 22 67 04

    Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
    Редакция не предоставляет справочной информации.